Кто виноват в катастрофе Superjet-100 в Шереметьево 5 мая

В пятницу, 17 мая в СМИ прошли сообщения о том, что чиновники Росавиации обнародовали документ, в котором указываются ошибки экипажа Sukhoi Superjet-100, ставшие причиной трагедии в Шереметьево 5 мая. Кто виноват в катастрофе Superjet-100?




В опубликованном документе есть следующие строки (их приводит РИА Новости): «Командир воздушного судна выполнил несколько знакопеременных отклонений ручкой управления с большой амплитудой, что привело к знакопеременным изменениям угла тангажа».

Говоря простым языком, перед посадкой самолет начал «кивать» своим носом вверх-вниз.

Следующей ошибкой пилотов при посадке следователи назвали не выпуск закрылков, что противоречит существующей инструкции.

В опубликованном документе также указывается, что Суперджет-100 заходил на посадку с превышением максимально допустимой посадочной массы на 1600 кг (42 600 вместо допустимых 41 000 кг).

Самолет совершил посадку сразу на все три стойки шасси, при этом перегруз составил 5,85G.

Многие специалисты обращают внимание на тот факт, что согласно существующим нормам безопасности, поломка шасси не должна приводить к нарушению целостности топливных баков.

Однако, как показывает идущее расследование, основные вопросы по делу об катастрофе 5 мая у следствия остаются к экипажу самолета, в то же время, к работе техники Суперджет-100 особых претензий нет.

Как было дело (хронология трагедии)

  • 5 мая Суперджет-100 взлетает из Шереметьево и берет курс на Мурманск.
  • Вскоре после взлета в самолет попадает разряд молнии, нарушивший нормальную работу электрооборудования.
  • Самолет переходит на резервные источники питания и ручной режим.
  • Командир принимает решение возвращаться в Шереметьево.
  • При заходе на посадку происходит жесткое касание ВПП, после чего самолет делает три подскока.
  • Последний подскок получился очень сильным – лайнер поднялся на высоту трехэтажного дома после чего буквально рухнул на землю.
  • Во время последнего приземления стойки шасси не выдержали перегрузок и сломались, пробив топливный бак лайнера. Тотчас вспыхнул сильный пожар.
  • К тому времени, когда лайнер остановился и выбросил спасательные трапы, огнем было охвачена вся хвостовая часть самолета.
  • Погибли пассажиры, находившиеся в хвостовой части самолета. Скорее всего, произошло это от вдыхания продуктов горения и высокой температуры. По словам очевидцев к моменту остановки самолета иллюминаторы уже расплавились, и салон наполнился дымом.

В результате трагедии погиб 41 человек (40 пассажиров и 1 член экипажа). Спастись удалось 37 человекам.

Постараемся теперь ответить на два извечных вопроса, которых задавал классик.

Кто виноват

Глядя на произошедшую трагедию, напрашивается аналогия с аварией на ЧАЭС. Нет, масштабы трагедии, конечно же, не сопоставимы. Дело в другом.

Как показало расследование на ЧАЭС, авария стала возможной по причине грубых нарушений, допущенных персоналом станции, но при этом конструктивные особенности реактора позволили оператору «взорвать» энергоблок.

Говоря проще, персонал сделал ряд ошибочных действий, приведших к трагедии, но техника не помешала им это сделать.

Примерно то же самое наблюдается и в случае катастрофы Суперджет-100. Пилоты совершили ряд ошибочных действий, а техника не оказалась настолько безопасной, чтобы избежать пожара.

Что делать

А вот здесь уже гораздо сложнее.

Если в случае нахождения виновных, картина потихоньку проясняется. С достаточно высокой степенью вероятности можно предположить, что главным виновником будет признан пилот, непосредственно совершавший посадку самолета. При этом непонятно понесут ли ответственность специалисты проводившие сертификацию лайнера.

Но, что делать? В Суперджет-100 вбухана куча денег. Снимать теперь все лайнеры с рейсов? Но, это ведь не автомобили, которые можно отозвать, провести модернизацию, и вернуть обратно в эксплуатацию. Неизвестно вообще, возможно ли при существующей конструкции самолета сделать необходимые доработки, чтобы устранить возможность новых трагедий в аналогичных ситуациях?

Скорее всего, будут продолжать летать Суперджеты и дальше. Летали же они до этого, и все было нормально. И если бы не роковое стечение обстоятельств, то   никто бы и не знал, что у самолета при поломке шасси возможно нарушение целостности топливного бака.

Два вопроса к пилотам, на которые хотелось бы получить внятный ответ:

  1. Почему самолет не стал наматывать круги над аэродромом, чтобы выработать топливо.
  2. Почему при «козле» лайнер продолжали сажать, а не сделали «газ в пол» и штурвал на себя, как это предписано инструкцией?